Полтавское сражение.
34°33'05.00''B

Полтавское сражение состоялась утром 27 июня (8 июля по новому стилю) 1709 года (28 июня по шведскому календарю) в 6 верстах от города Полтавы. 10 июля является Днём воинской славы России — День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении.

Русская армия под командованием Петра Первого разгромила считавшееся непобедимым шведское войско Карла XII. Король вместе с изменившим русскому царю гетманом Иваном Мазепой в панике бежал. Швеция утратила свое особое положение в Европе.

Весной 1708 года Карл XII привел в Россию 24 тыс. пеших воинов и 20 тыс. всадников. Шведское войско считалось сильнейшим в Европе, а сам король – лучшим полководцем. На начальном этапе кампании вторжение шведов продвигалось более чем успешно. Русская армия отступала, потерпев ряд поражений. Казалось, что короне не составит труда присоединить новые обширные территории, закрепив статус великой державы. В непростой ситуации заколебался Иван Мазепа, которому особо доверял Петр Первый. После восшествия на русский престол Петра Алексеевича казачий лидер убедил юного самодержца в абсолютной преданности.

В определенной степени 17-летний Петр даже попал под влияние 50-летнего искушенного мастера придворных игр. По крайней мере, царь прислушивался к мнению Мазепы по таким важным направлениям своей внешней политики, как Польша и Крым. Не ставится под сомнение тот факт, что деятельность гетмана способствовала экономическому подъему Левобережной Украины. Вклад своего подданного в развитие страны царь оценил орденом Андрея Первозванного.
Исследователи не сомневаются в подлинности фразы, произнесенной гетманом 17 сентября 1707 года: «Без крайней, последней нужды я не переменю моей верности к царскому величеству». Мазепа прямым текстом обещал оставаться на стороне России до тех пор, пока Петр Первый будет в состоянии защищать свое государство и, в частности, Левобережье. Однако шведское нашествие всерьез испугало гетмана. Весьма популярна версия о том, что престарелый политик – гений придворных интриг, но никак не военного дела – попал под влияние пропаганды о непобедимости войска Карла XII, с которым Петр Первый соперничал в рамках многолетней Северной войны.

Историки склонны считать, что мысли об измене посещали гетмана с первых же лет войны. Известны многочисленные донесения петровских полководцев, получавших сведения о ненадежности запорожцев и коварных замыслах их вожака. Однако царь до последнего отказывался в это верить.

Очевидно, что в какой-то момент нервы Мазепы не выдержали. 28 октября гетман прибыл в ставку шведского короля.
Впрочем, казаки гетмана в массе своей не поддержали. Из обещанных Мазепой 50 тыс. воинов за ним последовали лишь около 5000 запорожцев – за этот поступок Петр Первый обрушил на Запорожскую Сечь жестокие репрессии.
Не сумел гетман выполнить и другое обещание, данное Карлу XII, — обеспечить шведских солдат продовольствием. После успеха кампании Мазепа также обязывался передать в пользу шведской короны ряд городов.

В ходе русского похода Карлу XII все же удалось пополнить численность своих войск за счет запорожских казаков. Мазепинцами дело не ограничилось. К королю прибывали и другие отряды. Вдохновленные открывающимися перспективами, весной 1709 года шведы осадили Полтаву – город, не представлявший собой серьезного препятствия ввиду не совершенности системы фортификационных укреплений. К тому моменту, когда армия Карла подошла к Полтаве, она потеряла до трети состава и насчитывала 35 тыс. человек. Стремясь создать выгодные предпосылки для наступления, Карл решает овладеть Полтавой, которая с фортификационной точки зрения казалась «лёгкой добычей».
Тем не менее, взять Полтаву приступом не удалось – небольшой гарнизон устоял, вселив в защитников города, как и в подходившую армию, дополнительную уверенность.

 

Оборона Полтавы.

Под руководством полковника А. С. Келина гарнизон Полтавы в составе 4,2 тыс. солдат (Тверской и Устюжский солдатские полки и по одному батальону ещё от трёх полков — Пермского, Апраксина и Фехтенгейма) и 2,6 тыс. вооружённых горожан успешно отбил ряд штурмов.

На защиту Полтавы поднялось практически всё население города (в том числе женщины и дети), участвовавшее не только в строительстве укреплений, но и непосредственно в военных действиях. При этом отмечается твёрдое намерение горожан погибнуть при обороне, но не сдаться. Так например, в 20-х числах июня, когда шведы предпринимали последние отчаянные попытки штурма города, горожане сами расправились с иудой заговорившем о сдаче города.
С апреля по июнь шведы предприняли 20 штурмов Полтавы и потеряли под её стенами более 6 тысяч человек. Эта небольшая крепость стала непреодолимой преградой для Шведской армии до подхода основной армии Петра Первого, которая и нанесла сокрушительный удар неприятелю.

В конце мая к Полтаве подошли главные силы русской армии во главе с Петром. Они расположились на противоположном от Полтавы левом берегу реки Ворсклы. После того как 16 июня на военном совете Петр решился на генеральное сражение, в этот же день передовой отряд русских форсировал Ворсклу севернее Полтавы, у деревни Петровка, обеспечив возможность переправы всей армии.

19 июня главные силы русских войск совершили марш к переправе и на следующий день перешли Ворсклу. Петр расположил армию лагерем у деревни Семеновка.

25 июня русская армия передислоцировалась еще южнее, заняв позицию в пяти километрах от Полтавы, у деревни Яковцы. Перед началом сражения русская армия насчитывала 42 тысячи воинов и 5 тыс. ополченцев. 72 артиллерийских орудия.

Изображение преславной баталии между войск российских и свийских в присутствии высокой команды над российскими войсками Его Царского Величества Всероссийского Петра Первого, над свийскими Его Королевского Величества Карола XII, учинившейся неподалеку от Полтавы июня в 27 день 1709.

Войско состояло из трех частей. Командование конницей доверялось Александру Меншикову, пехоту повел Борис Шереметев, артиллерией командовал Яков Брюс. Общее руководство сосредоточил в своих руках сам Петр Первый. Царь лично объехал свои полки, обратившись к солдатам и офицерам с легендарной речью: « Воины! Сей пришел час, который должен решить судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу Веру и церковь. Не должны вас также смущать слава неприятеля, яко непобедимого, которую ложну бытии и которую вы сами победами своими над ним неоднократно доказали. Имейте в сражении перед очами вашими правду и Бога, поборающего вас, на того единого, яко всесильного в бранях уповайте, а о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, жило бы Отечество в блаженстве и славе, для благосостояния вашего».

Русские предполагали действовать от обороны, для чего 26 июня на передовой позиции выстроили земляные укрепления, десять редутов, которые заняли два батальона пехоты. Позади редутов находились 17 кавалерийских полков под командованием А. Д. Меншикова.

Карл XII располагал 35 тысячами солдат и 32 орудиями. Заряды для шведской артиллерии были почти полностью израсходованы за дни осады Полтавы. Карл XII, узнав, что русские ожидают прибытия к 29 июня новых подкреплений, решил атаковать войско Петра до этого числа. Примерно в 23:00 7 июля шведских солдат разбудили, приказав строиться в колонны. Значительную часть казаков, не веря в их надежность, было решено оставить для охраны лагеря и обоза. Получивший ранение в ногу в одном из предыдущих боев, Карл XII велел носить себя на носилках перед шеренгами. Командиры Карла XII не сомневались в исходе генерального сражения. Накануне битвы король, обещая своей армии легкую победу и последующую дележку военных трофеев, пригласил своих генералов на обед в шатер Петра Первого:
«Он приготовил много кушаний; идите же туда, куда ведет вас слава».

Ошеломить русских не получилось. Эффект внезапности был утрачен. Шведы замешкались с приготовлениями к бою, и только в два часа ночи 27 июня шведская пехота четырьмя колоннами двинулась на русские редуты, за ней следовали шесть конных колонн.

После упорного двухчасового боя шведам удалось овладеть лишь двумя передовыми редутами. Быстро выяснилось значительное преимущество русских в артиллерии. На огонь 102 орудий отвечали лишь 39 небольших походных пушек шведской армии.

Около шесть часов утра Петр вывел армию из лагеря и построил ее в две линии, имея в центре пехоту, на правом фланге кавалерию Меншикова, а на левом — кавалерию генерала Р. Х. Боура. В лагере был оставлен резерв из девяти пехотных батальонов.

Реншильд произвел перегруппировку войск, стремясь обойти русские редуты слева. При этом шесть правофланговых батальонов и несколько эскадронов генералов Шлиппенбаха и Росса оторвались от главных сил шведов, отошли в лес севернее Полтавы, где были разгромлены кавалерией Меншикова. Тем временем шведы понесли большие потери от огня русской артиллерии. Одно ядро разбило носилки Карла XII, но сам король не пострадал, хотя и упал на землю. Его солдаты подумали, что Карл убит. Многие дрогнули и бежали.

Петр Первый тоже активно участвовал в битве, личным примером поднимая войска в атаку. Шведские пули прострелили седло и шляпу царя. В сражении наметилась пауза. После его возобновления, в 9 часов утра завязался рукопашный бой, а русская конница начала охватывать фланги противника. Воодушевляемое присутствием короля, правое крыло шведской пехоты яростно атаковало левый фланг русской армии. Под натиском шведов первая линия русских войск стала отступать. Но пока правый фланг шведской пехоты прорывал фронт русской армии, ее левый фланг даже не вступил в соприкосновение с русскими. Напротив, самые опытные пехотные полки под командованием Михаила Голицына атаковали шведскую пехоту, обратив ее в бегство.

Кавалерия шведского левого фланга не успела поддержать собственную пехоту, и вскоре сама была обращена в бегство. Бегство пехоты шведского левого фланга обнажило центр боевых порядков. Русская пехота усилила напор на противника, а таявшая тонкая линия шведов сломалась, разрывы между батальонами достигали уже 100—150 м.
Активная фаза Полтавской битвы длилась два часа.

Осознав неизбежность поражения, король под охраной своих телохранителей и кавалерии покинул поле боя через линию русских редутов, где сопровождавшие его понесли большие потери.

Здесь погиб историограф короля Густав Адлерфельт. Шведы начали отступление, превратившееся к 11:00 в беспорядочное бегство. Русская конница преследовала их до Переволочны, где остатки шведской армии в количестве 16 250 солдат и офицеров сдались в плен. На поле битвы были пленены многие шведские полководцы. Русским достались 137 вражеских знамен и стандартов. Трофеями Меншикова, помимо вооружения, оказались 400 тыс. рублей шведской казны и 4 300 руб. мазепинской. Таким образом, значительная часть захваченного Карлом XII за девять лет побед в Польше, Курляндии и Саксонии попала к русским.

Военное могущество Швеции было подорвано, в Северной войне произошел коренной перелом в пользу России.
После победы царь с непокрытой головой объезжая полки, приветствовал их: « Здравствуйте, сыны Отечества, чада мои возлюбленные! Потом трудов моих создал я вас; без вас государству, как телу без души, жить невозможно! Вы, имея любовь к Богу, к Вере православной, к Отечеству, славе, не щадили живота своего, а на тысячу смертей устремлялись небоязненно. Храбрые дела ваши будут незабвенны у потомства».

Еще когда на поле продолжались локальные стычки, Петр Первый устроил в своем шатре пир, пригласив на него пленных шведских генералов. Монарх не без иронии произнес: «Вчера брат мой король Карл звал вас отобедать в моем шатре, но сегодня не пришел и слова не сдержал, хотя я его очень ожидал. Но когда Его Величество не изволил явиться, тогда я прошу вас пожаловать в мой шатер».

Не забыл царь и про гетмана, для чего направил в Москву приказ: «По получении сего сделайте тотчас монету серебряную весом в десять фунтов, а на ней велите вырезать Иуду, на осине повесившегося, и внизу тридесят серебряников лежащих и при них мешочек, а назади надпись сего: «Треклят сын погибельный Иуда еже за сребролюбие давится». И к той монете, сделать цепь в два фунта, пришлите к нам на нарочной почте немедленно».

Потери шведского войска в Полтавской битве составили 9224 человека. У русских погибли 1345 воинов, еще 3290 получили ранения. После учиненного ей разгрома армия Карла XII потеряла способность вести наступательные действия. Напротив, авторитет Петра Первого в Европе значительно возрос.

 

 

Золотая карета Карла XII.

Вынужденная бежать с поля боя шведская армия отступает на Переволочну, не зная, что туда уже Петром Первым послан отряд, дабы разрушить переправу через Днепр.

Карл XII с Мазепой решает бежать, но не на своей Золотой Карете, а заимствует у своих генералов более скромную карету и впереди войска, оторвавшись от погони, убегает к Переволочне, где ему с небольшим отрядом, все таки удается переправится через Днепр и степью уйти к Очакову и Бендерам, на территорию Османской империи.

Конница Меншикова преследовала беглецов до Переволочны на берегу Днепра, где было пленено около 16 тысяч шведов. Загнанная в стрелку рек Ворскла и Днепр, под Переволочной, шведская армия, оставленная главнокомандующим, блокируется русскими войсками и капитулирует.

После окончания Полтавской битвы, возник один из невыясненных до сих пор вопросов: где золотая карета Карла XII? Плененные генералы шведской армии все как один утверждали, что золотая карета якобы отправилась с отступающей в ночи армией и исчезла в неизвестном им направлении. Петр Первый, предполагая, что уйти ей далеко не удалось, так как на переправе в Переволочне она замечена не была, организует немедленно поиск, разослав по всей Губернии множество отрядов, дабы найти хотя-бы её след и опросить возможных очевидцев.

Попытки проследить маршрут отступления шведской армии предпринимались в середине – конце XIX в. В.К. Лагусом [6] и Д.И. Яворницким [7]. Об этих событиях упоминали Н.И. Костомаров [8, с. 409–734], Д.Н. Бантыш-Каменский [9] и Ф.М. Уманец [10], опираясь в основном на сведения Г. Нордберга и Г. Адлерфельда. Небольшие фрагменты дневников шведских солдат включены в работы С. Томашевского [11, с. 66–92] и В.Е. Шутоя [12; 13, с. 93–111], но тематика их работ не предполагала анализа ситуации в шведском лагере после полтавского поражения.
Когда поражение шведов стало очевидным, в шведском лагере возникло беспокойство за судьбу короля: на завершающем этапе сражения Карл XII находился на правом фланге своей армии, где шли самые ожесточенные бои. Со слов лейтенанта Ф. Вейе, «когда на месте боя развеялись порох и дым, стало видно, что король со своим маленьким отрядом – один из последних, остававшихся на поле». Ст. Понятовский, находившийся все это время при Карле XII, сообщает численность отряда – 60 драбантов, к которым затем присоединился эскадрон полковника Горна. Р. Петре отмечает, что отступление происходило двумя потоками: через Будищинский лес и редуты противника [17, с. 269].

Ф. Вейе рассказывает как Карл, едва успев сесть на коня, скрылся от русских по ту сторону леса, где собрались остатки шведской пехоты и конницы. Они-то и провели его к шведскому обозу. По пути следования Ст. Понятовский присоединял к королевскому конвою группы солдат, оставшихся без командиров [19, с. 42] .

У Ст. Понятовского находим информацию о совете, где решался вопрос о маршруте отступления. Рассматривались три варианта, но только два из них к тому времени были осуществимы – уходить в Крым либо в Турцию. На бегстве в турецкие владения настаивал И. Мазепа: этот путь занимал всего лишь четыре дня, а из Турции можно было поддерживать связь с королем Польши Лещинским и корпусом Красау.

Д. Крман восхищается самообладанием короля, позволившим ему трезво оценить ситуацию и прибегнуть к хитрости: к Петра Первому с предложением начать переговоры был послан генерал-майор Мейерфельд, но исключительно для того, чтобы выиграть время [3, с. 97].

Отступавшие остатки шведской армии спешили к устью Ворсклы, туда, где река впадает в Днепр. Если верить Ст. Понятовскому, этот путь был выбран Мазепой [19, с. 38].

По совету Левенгаупта часть повозок на следующей же стоянке была сожжены, а имущество, в первую очередь имущество погибших, было брошено. В дневнике Г. Адлерфельда находим сведения о предоставлении кареты раненному Карлу XII бароном фон Силтманом. Его попутчиком назван И. Мазепа.

Итак, маршрут отступающей армии Карла XII проходил вдоль речки Ворскла, которая на этом протяжении имела восемь переправ:

Ворскла - река, протекающая поперек Ромодановского шляху, через которую чумаки-торговцы, возившие соль с Крыма, переправлялись на другой берег по воде вброд. Особенность реки в том, что глубина брода год от года меняется и там, где раньше удавалось без большого труда преодолевать реку – без потерь не обойтись. Чумаки с горестью смотрели, как стеклянные, соляные капли стекают с намокших на возу мешков с солью, и как всё сливается в едином потоке реки. С досадой и упреками они обзывали реку вор стекла (вор того, что стекало). Те, кто не хотел идти прямым путем, через переправы, обходили реку, уходя в сторону к ее верховью.

Вниз по течению по реке Ворскла были переправы:

1. Полтавская переправа, восьмая от устья Днепра;

2. Санжаровская переправа, седьмая от устья Днепра;

3. Зачепиловская переправа, шестая от устья Днепра;

4. Бильская переправа, пятая от устья Днепра;

5. Кобеляцкая переправа, четвертая от устья Днепра;

6. Лещиновская переправа, третья от устья Днепра;

7. Сокол-Перегоновская у змеиных холмов вторая от устья Днепра;

8. Светлогорская при Днепровская переправа первая, недалеко от переправы через Днепр - Переволочная;

Полумесяц подобие подковы на восьми колонах. Полтавская Альтанка на Ивановой горе.
Полумесяц подобие подковы на восьми колонах. Полтавская Альтанка на Ивановой горе.

Через Полтавскую переправу карета пройти не могла, так как переправа была занята русскими войсками.

Через Светлогорскую, Сокол-Перегоновскую и Лещиновскую тоже маловероятно, так как преследовавшие отряды, которые буквально шли по пятам убегающего Карла XII и Мазепы, оторвавшихся с небольшим отрядом вперед от своего войска, уже отмечали, что Карл XII уходит на карете своих генералов, и другой они не наблюдали.

Кобеляцкая, Бильская, Лещиновская???

Через Санжоровскую и Зачепиловскую? Если предположительно карета Карла XII с небольшим отрядом была отправлена по маршруту на Крым с целью отвлечь преследователей, то здесь могла возникнуть проблема. Казацкие села уже к вечеру были оповещены об исходе Полтавской битвы, а пройти этот маршрут, обходя села, не представляется возможным, местность болотистая, лесистая, далее сплошные сыпучие песчаные дюны и только затем Богдановская дорога и вольные степи. Вот и есть вариант, что отряд сопровождающий Золотую карету, отклонился от дороги, дабы обойти казацкие села, и не зная местности увяз в сыпучих песках, или карета сломалась. Ее разобрали и схоронили зарыв в песок. Или же все таки река забрала ее?

Беглецы, предполагая, что весть о победе Петра Первого уже их опередила, могли свернуть с дороги и попытаться обойти село через сыпучие пески, но выбраться из этой горловины им не удалось, так как и преодолев пески они неизменно выходили к непроходимому Великому Болоту. Оставалось только одно зарыть карету в сыпучих песках (10 солдат при наличии 5 лопат 3-4 часа работы) оседлать лошадей и уходить верхом. Легенда, что в сыпучих песках Желтой горы зарыта золотая карета Карла XII дошла до наших дней и многие сельчане предпринимали попытки ее найти. Кстати, в Желтой Горе кареты нет, так как ее не раз пробуривали.

Но, после победы, по всему Полтавскому уезду были разосланы конные дозоры для поиска и преследования отступающих солдат Карла XII, и если бы карета проехала по этому маршруту, то по следу оставленному на песке, дозор бы сразу это определил и были бы приняты меры по её розыску и преследованию.

Тогда вариант второй: Отряд с каретой возворачивается к р. Ворскла и затапливает карету.

 Неужели эта Великая Река взяла дань со шведов, отобрав у их полководца атрибут власти, в назидание потомкам, чтобы не с мечом, а со смирением они приходили на земли христиан Православной Церкви? Так и поныне р. Ворскла хранит тайну о четырехколесной колеснице.

 

"История" нашла на камень.

Сейчас поляки, шведы, немцы, французы, в общем евро союз, установили в Полтаве памятник своему союзнику Мазепе, другу Карла XII. Также и в центре Стокгольма, возле Королевского дворца, через 150 лет после гибели Карла XII, ему был установлен и в 1868 году торжественно открыт памятник. В одной руке у Карла XII шпага, а второй он указывает в сторону России. Выполнен из бронзы. Поставили этот памятник Карлу XII за смелость и великолепные военные стратегии. Почему же потерпевшая поражение в битве под Полтавой, отступающая шведская армия не вступила в бой под Переволочной, а капитулировала и сложила оружие? Шведскую армию предал, бросив на погибель, главнокомандующий, убежавший в Османскую империю вместе с Мазепой. Позднее многие шведские генералы и солдаты, присягнув на верность Петра Первому поступили к царю на службу, став солдатами и офицерами Русской армии. Из 23 тысяч плененных шведов, только 4 тыс. позже вернулись в Швецию. В русской армии сформировали два пехотных полка из шведских военнопленных (стояли в Астрахани и Казани). Драгунский полк из шведов участвовал в экспедиции Бековича в Хиву в 1717 году. В некоторых полках, которые начали военную кампанию с тысячным составом, возвратились из похода около десятка человек.

В Полтаве есть памятник погибшим шведским солдатам . Так вот, его установили погибшим шведам не шведские граждане, а перешедшие на сторону Русских солдаты и генералы шведской армии. Это потом, лет через двести, его заменили на гранитный обелиск «шведам от шведов», как бы от соотечественников.

Памятник погибшим шведам под Полтавой, возле села Побыванка, неподалеку от северной границы поля Полтавской битвы, был заменен в 1909 г. на огромный гранитный камень «Шведам от шведов», высотой 6 метров и весом в 20 тонн заказанный на каменоломне Ваневикс (Смоланд), за собранные всей страной деньги. Доставку монумента в Полтаву, а также все остальные работы по его установке, оплатил шведский бизнесмен Эммануэль Нобель - племянник Альфреда Нобеля. Автор памятника - Теодор Лундберг.

 

Также в 1909г. открыт другой памятник шведским воинам, погибшим во время Северной войны по инициативе российской общественности в знак признания доблести и отваги солдат участвовавших в военных компаниях в рядах русской армии.